Рынки не меняются. Интервью с Адамом Граймсом, часть I

Рынки не меняются. Интервью с Адамом Граймсом, часть I

Адам Граймс (Adam Grimes) — директор по инвестициям Waverly Advisors, трейдер, аналитик, писатель и портфельный управляющий с двадцатилетним опытом, делится своим видением актуальных методов анализа рынка и изменений, которые происходят в этом виде бизнеса.

Интервью провел Авраам Томас (Abraham Thomas).

Авраам: Как вы стали трейдером?

Адам: Мой путь отличался от среднестатистического. Я получил музыкальное образование как классический пианист, играл джаз и сочинял музыку. Много лет интенсивно занимался музыкой, практиковал джазовые паттерны. Благодаря этому я развил отличную способность к фокусировке, но вот с цифрами у меня не все было хорошо.

Меня часто спрашивают, есть ли какая-либо связь между музыкой и рынками? Многие считают, что сходство связано с методикой освоения музыкальных паттернов. Также возможно, дело в больших объемах информации, которую приходится запоминать музыкантам. Пианист полагается на свою память. Мне приходилось удерживать в голове каждую ноту фортепианных концертов Моцарта. Не только партии фортепиано. Я мог по памяти воспроизвести на бумаге ноты для целого оркестра. Как правило, человеку нет необходимости держать в голове такое количество информации, но эта способность свойственна многим музыкантам.

Помимо этого, в музыке имеет место большая конкуренция. Существует стереотип, будто музыка относится к soft skills (не технические, социальные навыки). Но в действительности, чтобы преуспеть в музыке, нужно иметь немалую волю к победе. Так что конкурентоспособности мне также пришлось научиться.

Авраам: Наверное, именно поэтому Джордж Сорос нанимал в основном музыкантов и спортсменов. И те, и другие привыкли жить в условиях жесткой конкуренции и одержимы самосовершенствованием.

Адам: Я определенно был готов к высокой конкуренции — после университета профессионально занимался музыкой.

Стыдно признаться, но как-то раз на email мне пришла реклама, в которой говорилось что-то вроде «научитесь торговать товарными фьючерсами», «как быстро разбогатеть» или что-то типа этого. На тот момент мне не приходилось сталкиваться с финансовыми рынками. При этом я понимал, что освоить трейдинг не просто, но не догадывался, насколько это будет сложно.

Итак, я открыл первый торговый счет и стал торговать товарными фьючерсами — я думал, что разбираюсь в них, потому что вырос среди фермеров. За несколько недель я потерял все деньги.

Этот процесс повторялся несколько раз. Если кратко, то я перепробовал множество подходов, в основном фокусировался на техническом анализе, но также пытался понять логику рыночного спроса и предложения, фундаментальный анализ. После этого я начал торговать краткосрочно. Возможно, я оказался в нужное время в нужном месте, но в конце концов, я добился некоторого успеха и начал делать деньги.

Со временем я понял, что мне не хватает целого ряда навыков, необходимых для того, чтобы заниматься трейдингом профессионально. Я ничего не знал о бухгалтерском учете, а мои математические способности были весьма посредственны. У меня попросту не было соответствующего образования.

Часто бессонными ночами я думал: «Сейчас это приносит мне деньги, но где гарантии, что так будет продолжаться и далее, через десять или двадцать лет? Я тогда не понимал всю глубину этого вопроса и мне не давало покоя сомнение: «А что, если это просто везение?»

За мою карьеру мне пришлось иметь дело практически со всеми классами ликвидных активов. Я перепробовал все от скальпинга до формирования долгосрочных инвестиционных портфелей и провел уйму исследований, связанных с системным трейдингом (это трейдинг с жестким набором правил, чаще всего алгоритмическая торговля).

Также мне довелось иметь дело с дискреционным трейдингом (альтернатива системному трейдингу, когда важная роль в принятии торговых решений уделяется субъективным факторам, например — чутью трейдера, фундаментальному анализу). Разница между этими подходами не так очевидна, как это может показаться на первый взгляд. В действительности хорошие дискреционные трейдеры на порядок более системны в своих решениях, чем вы можете представить.

Авраам: Вы торгуете уже два десятилетия и видели немало рыночных циклов: формирование и взрыв пузыря доткомов, обвал котировок в 2008, всевозможные варианты рыночных взлетов и падений. Изменились ли рынки за вашу карьеру? Если бы вас попросили представить себя сторонним наблюдателем, как бы вы описали различия трейдинга образца 90-х и современного?

Адам: Сейчас модно негативно отзываться о высокочастотном трейдинге (HFT) и утверждать, что среднестатистическому инвестору сегодня приходится намного сложнее, чем ранее. Но я считаю, что все как раз наоборот.

Сегодня все намного качественнее, быстрее и дешевле. Для частных трейдеров ситуация стала лучше во многих отношениях. Хороший пример — сейчас все намного более прозрачно. Сегодня вы не услышите такого: «Можете выставить свой ордер по телефону, мы исполним его по некой цене и перед закрытием рынка сообщим вам детали сделки. Удачи».

Раньше, выставляя ордера, вы ничего не знали об их исполнении. В какое время или по какой цене они исполнялись. Просто безумие! Но это в прошлом. Можно долго спорить, хорошо или плохо, что биржевые ямы постепенно исчезают, но это определенно привело к большей прозрачности и снижению стоимости доступа на финансовые рынки.

Не исключаю, что есть простор для беспокойства на структурном уровне: маркет-мейкеры привнесли некоторую стабильность на рынки, но ничто не идеально. Например, в 1987 макет-мейкеры уже существовали (речь идет о «Черном понедельнике», 19 октября 1987, когда рынки резко просели, Dow Jones Industrial Average (DJIA) снизился на 22%).

Черный понедельник, 19 октября 1987. Индекс Dow Jones Industrial Average (DJIA) снизился на 22% (25% по отношению к закрытию предыдущего дня).

Черный понедельник, 19 октября 1987. Индекс Dow Jones Industrial Average (DJIA) снизился на 22% (25% по отношению к закрытию предыдущего дня).

Авраам: К тому же в эпоху высокочастотного трейдинга еще не было настоящих катастроф. Да, был flash crash (резкий обвал цен 6 мая в 2010 года, индекс S&P500 снизился на 9% за 36 минут.), но рынок тогда достаточно быстро восстановился. Тогда, как до этого был Черный понедельник 1987 года и много других примеров. Но это «механика» рынка, а как насчет стилей, стратегий и моделей трейдинга, согласны ли вы, что за два десятилетия они не изменились?

Адам: Возможно. Есть много вещей, насчет которых я не уверен, и это одна из них. Это фундаментальный вопрос: насколько все изменилось? В какой степени стили приходят и уходят?

Можно утверждать, что классические стратегии следования за трендом не работают так же хорошо, как в их лучшие времена — в 70-х и 80-х. Говорят, что рынки изменились, рынки уже не те. Но это может быть ошибка линейного мышления. Вполне возможно, что мы просто наблюдаем долгосрочный цикл, который развивается десятилетиями, и золотые дни следования за трендом еще вернутся в будущем.

Flash Crash, 6 мая 2010. Фьючерс Mini S&P500. Внутри для рынок снизился на 9% за 36 минут.

Flash Crash, 6 мая 2010. Фьючерс Mini S&P500. Внутри для рынок снизился на 9% за 36 минут.

Авраам: Бывают ведь и 50-летние циклы, такие как волны Кондратьева, с характерными трендовыми и диапазонными периодами. Временные диапазоны, на которых наблюдаются рыночные тренды, могут сильно отличаться.

Адам: Меня удивляет, что при всех тех изменениях, которые мы наблюдаем — речь идёт о структурных изменениях, появлении ETF (биржевые инвестиционные фонды) — на рынках продолжают действовать одни и те же фундаментальные концепции. На мой взгляд, как бы это ни преподносилось, есть лишь несколько вещей, которые действительно работают: возврат цен к среднему, моментум-трейдинг в направлении тренда и торговля на отбой в точках завершения коррекций рынка.

Если не углубляться во взаимосвязи различных рынков, все сводится к тому, что я перечислил. И сегодня я по-прежнему могу использовать те инструменты анализа рынка, которые применял в первые годы торговли.

Реакция участников рынка на Flash Crash.

Авраам: Почему, на ваш взгляд, некоторые подходы продолжают оставаться эффективными?

Адам: Здесь можно только строить догадки. Трейдеры, которые следуют за трендом, утверждают, что если рынок движется из точки А в точку Б, то стратегии торговли в направлении основной ценовой тенденции будут эффективны. В этом есть доля истины. Невозможно представить, чтобы простое следование за трендом было абсолютно неэффективным.

Еще один важный фактор, который в последние 10 или 20 лет получает все большее признание — поведенческий элемент. Имея дело с риском, волатильностью и финансовыми рынками, мы все совершаем одни и те же эмоциональные ошибки.

Я изучил котировки ценных бумаг образца XVIII и XIX века и средневековые цены на товарных рынках. Везде можно увидеть одни и те же примеры чрезмерно эмоциональной реакции, когда цены растут до чрезвычайно высоких отметок, а затем быстро снижаются с достигнутых максимумов. Как действуют люди, когда происходит подобное? Вероятно, это некий неотъемлемый элемент человеческой психологии.

Авраам: И этот элемент не зависит от того, торгуете ли вы оливками в Древней Греции или занимаетесь высокочастотным трейдингом в наши дни. Психология все та же, когнитивные искажения все те же — и это можно использовать.

Адам: Кстати, когнитивные искажения свойственны многим торговым алгоритмам. Несмотря на то, что на рынках все больше сделок совершают торговые роботы, поведенческие модели никуда не деваются, потому что программированием занимаются люди. По этой причине рынки не становятся менее эмоциональными.

Авраам: Панический стоп-аут не перестает быть таковым оттого, что он происходит на счете, которым управляет торговый робот.

Адам: Хорошо сказано. Если вы закладываете эмоциональные ошибки в код, торговый робот становится таким же эмоциональным, как и его создатель.

Вторая часть перевода интервью будет опубликована в следующей статье.

Дополнительные материалы

Интервью с Адамом Граймсом является одним из материалов цикла «Интервью с трейдерами».

Share